Когда не о чем писать.

Строг инструктор Скворцов:

– Значит, так. Сейчас у нас  сентябрь. Объявляю купальный сезон. Любое занятие будем начинать с  купания. Один час. И так будем продолжать. Весь год. В Москве холодно не  бывает. Редко-редко до минус тридцати доходит. Это у нас в Сибири  холодно. А тут тепло. Всегда. Но и у нас, в Сибири, вода холодной не  бывает. Никогда. Если вода холодная, то она твердеет и превращается в  лед. Но в любом льду всегда можно прорубить прорубь. В проруби вода  всегда теплая. Пока не затвердеет. Но мы новую прорубь к тому времени  прорубим.

И еще. Запрещаю воду ногой трогать. Запрещаю рукой.  Незачем ее трогать. Температуру воды на глаз видно. В лед не  превратилась – значит теплая. В воду входить быстро. От этого  решительность вырабатывается. В воду входить так, как входит парашютист в  пустоту. Все ясно?

– Все.

– Тогда одна минута на раздевание… пошла. А с завтрашнего дня раздеваться будем быстро.

Почему  Настя в шкафу спит? Потому, что больше негде. Совсем недавно жила она в  большой квартире. В очень большой. Но осталась одна Настя на всю  квартиру. На всю Москву. На всю Россию. Квартира гулкая. Москва гулкая.  Отдаются шаги в квартире. Отдаются шаги на Москве: ходят темными ночами  темные люди. Стучат в двери. Вы арестованы! Вы арестованы! Вы  арестованы! Вы арестованы!

Затаилась Москва. Притихла. Мертвой  прикидывается. Ведет себя Москва точно так, как город Конотоп. Когда  шпана по улицам песни орет.

В те странные ночи ходила Настя из  комнаты в комнату. В каждой – все четыре стены книгами заставлены. Под  потолки. А потолки раньше вон какой высоты делали. Все бы хорошо, но на  двери входной Моссовет резолюцию кнопочкой приколол: «Освободить до  13.7.1936». Резолюция в полном порядке: печать с колосьями, с серпом и  молотом и подпись крюком.

Куда книги девать? И вообще, что делать?  Отец, красный командир, врагом оказался. Не побоялся с самим  Тухачевским спорить. А кто спорит с Тухачевским – тот враг. И мать  врагом оказалась. Враг без права переписки. А дед-белогвардеец всегда  врагом этой власти был. Дед где-то в маленьком украинском городишке  прошлое свое таит. К деду можно было иногда, тихонько, на недельку.  Теперь нельзя. Путь заказан.

Много друзей было у Насти в Москве. Только после ареста отца и матери как-то дружба разладилась, а новая складываться перестала.

До  13 июля неделя оставалась, и потому сидела Настя днями и ночами, книги  листала. Читала она медленно. Быстро читать ее учили, но она этому  противилась. Тот, кто быстро читает, тот не водит глазами по строчкам, а  ведет глазами по одной линии сверху вниз. Девять секунд страница.

Так  читать Настя не хотела. У нее – свой стиль. Никак ей нельзя было  объяснить, зачем по странице надо глазами сверху вниз скользить. Она  вообще не понимала, почему надо читать одну страницу, а потом другую.  Развернутая книга – две страницы. Поэтому она всегда читала обе страницы  разом, не скользя взглядом ни по строкам, ни сверху вниз, а накрывая  сразу обе страницы одним взглядом. И взгляд задерживала. Нормальному  человеку на две страницы требуется восемнадцать секунд, ей – целая  минута.

Но в медленном чтении есть и преимущества. Восемнадцать  секунд – чтение поверхностное. Текст запоминается, но только если он  понятен и интересен читающему. Если же на две страницы тратить по целой  минуте, то тогда усваивается и полностью запоминается любой текст  независимо от того, понятен он или нет, интересен или не очень. Потом  при желании любой однажды прочитанный текст можно воспроизвести в  памяти.

Любая человеческая голова способна удержать полное  содержание любой библиотеки мира, сколько бы миллионов томов в ней ни  содержалось. Настя никогда не имела намерения запомнить содержание всех  книг какой-нибудь библиотеки. Читала то, что под руку попадалось. А что  читала, запоминала. Имея прочитанные книги в памяти, в любой момент  могла мысленно открыть любую книгу на любом месте и перечитывать. И  замечали странности за нею. То плачет без причины, то смеется. А это она  про себя то Гоголя читала, то Лермонтова, а то Гашека.

А тогда в  пустой гулкой комнате решила проверить, как запомнила Полевой устав  ПУ-36. Книжонка махонькая совсем. 215 страниц. 385 статей. Кроме статей,  запомнила Настя и то, что к уставу вроде и не относится: «Текст  отпечатан на бумаге Камского бумкомбината, отпечатано в 1-й типографии  Государственного военного издательства НКО СССР, Москва, ул.  Скворцова-Степанова, 3».

Люди, которые читают быстро, чтобы  наизусть запомнить книжку в 200-300 страниц, должны прочитать ее дважды.  Некоторым требуется прочитать книгу трижды. А Настя запоминала все  прочитанное с первого раза. Так что время, потраченное на медленное  чтение, окупается. Может Настя весь ПУ-36 от начала до конца рассказать.  Не своими словами, а именно теми, которыми устав написан. Может  отдельные статьи вразброс цитировать. Только номер назовите. Статья  128-я: «…Искусство составления приказа требует умения выразить выпукло и  категорически идею боя…» Есть статьи в уставе коротенькие совсем, как  280-я. Три строчки. А есть длинные, как 308-я и 309-я. Почти по целой  странице. Но ей все равно, как цитировать. Может – по статьям, может –  по страницам. Страница часто на полуслове начинается. На полуслове и  кончается. Вот Настя и начинает с полуслова. Можно ее и по строчкам  проверять. Всего в книге 6544 строки. Например, пятая строчка на 139-й  странице звучит так: «наводкой с 800 м. Если она этим требованиям не  удо-». А шестая строчка: «влетворяет, батарея по тревоге выкатывается  для».

Проверила себя. Сама себя похвалила: ай да Настенька!

Только к чему все это теперь?

Книги, книги… Куда книги девать?

И решила Настя книги бросить в квартире. Те, которые любила и читала, она все равно помнит.

А те, которые не любила и не читала, зачем они ей?

Ушла  из квартиры. Ушла из школы. Теперь в шкафу живет. Без книг. Мастер  Никанор замечает, что Настя вечерами в раздевалке прячется. Непорядок  это. Вдруг она – диверсант вражеский? Вдруг она, одна оставаясь,  оборудование портит? Но добр мастер Никанор. Не гонит на улицу. Знает,  что нет у Насти дома нигде, кроме как в железном шкафу…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.