Когда не о чем писать

Был дивный весенний расстрел.

Тропинки в подмосковном лесу пропахли весной. И яма расстрельная не  зимняя уже, но весенняя, весной благоухающая. Люблю раннюю весну в  Подмосковье. Люблю проталины на лесных дорогах. Люблю подснежники,  которых мне никогда уже в подмосковных лесах не собирать. А Настя  Жар-птица до начала расстрела собрала букет.

Тепловоз «Главспецремстрой» подтянул пять тюремных вагонов. В каждом  вагоне – три купе для охраны, одно купе – карцер, шесть купе для врагов  народа. В каждом купе – по двенадцать. В вагоне – семьдесят два. В пяти  вагонах – триста шестьдесят. Кое-где с перебором заполнены. Да по  карцерам злостные враги. Одним словом, четыреста пятьдесят четыре. И  восемь человек – ставших на путь исправления, которым на сборе сапог  работать и в яме на раскладке тел. Их не поездом, их воронком подвезли.  Из Таганки. Их тоже к концу работы – того. Так что – четыреста  шестьдесят шесть.

Набирают наши пятилетки темп. Во всем у нас улучшения. В расстрельном  деле – в первую очередь. Совсем недавно, три месяца назад, гоняли по  лесу расстрельные партии. А теперь не надо гонять. Моторизация упрощает  процесс исполнения. Прислали Холованову для таких дел автобус ЗИМ –  Завод имени Молотова. Хороший автобус. Краской свежей блестит, краской  свежей пахнет. Нижняя часть – синяя. Верхняя – голубая. Эстетика.  Гармония. Загляденье.

Вход у автобуса сзади. Подгоняй его прямо вплотную к двери вагона,  открывай одно купе, высаживай врагов в автобус, открывай второе купе,  загружай и вези к шкафам. Чтоб туда-сюда не мотаться.

По шкафам разберись!

Вязателям, круче брать! Так им руки проволокой скручивать, чтоб и стрелять не надо. Чтоб от боли выли!

Стоит Холованов на бугре. В улыбке зубы выскалил. Такая улыбка у  собак конвойных бывает. Сапог на пне. Целуйте, сучьи дети! Целуйте.

Целуют.

Холованов целующих легонько кончиком сапога в челюсть тычет: у-у псина… С презрением мягким.

Товарищи ежовцы, ваше время ответ держать.

Покорно ежовцы на расстрел идут. С выбитыми зубами, с изорванными  лицами, с расплющенными пальцами. Прыгают ежовцы из автобуса, на  солнышко щурятся, улыбаются, отвыкли от солнышка, спешат: только бы  скорее, только бы расстрел не отменили. Многим и не верится, что до  смерти дожили. Весна по лесу бушует, а они за три месяца забыли, что  бывает весна. Они забыли, что бывает день и солнечный свет. Они забыли  свои имена. Они помнят только о том, что бывает в жизни смерть. Смерть,  которая дарит покой. Смерть избавляющая. Смерть желанная и недостижимая,  как мечта. О ней они мечтали в людоедских подвалах. И сейчас в сладкой  надежде на быструю и легкую смерть они, расталкивая друг друга, спешат.

К яме.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.