Когда не о чем писать

В Москве – XVIII съезд ВКП(б), Всесоюзной Коммунистической партии  (большевиков). Партия – союз единомышленников. Съезд партии – форум  лучших людей страны. Утро. Кремль. Гремят куранты. Лучшим людям страны –  почет. Понятное дело – и безопасность им обеспечена. Без нее никак.  Потому для общего блага, чтобы все вместе не взорвались от принесенного  врагом заряда, каждого делегата индивидуально обыскивают, вежливо, но  тщательно. Делегаты предупреждены: все оставить в гостинице, иметь в  кармане только партбилет.

Такие требования выполняются с  энтузиазмом – правильно товарищ Сталин делает, не все ведь враги еще  выкорчеваны, и среди делегатов съезда может один отыскаться… пронесет в  зал авторучку, та ручка и грохнет – все лучшие люди страны разом  взорвутся. Что тогда со страной будет? Поэтому – только партбилет. В  партбилет, как ни крутись, заряд взрывчатки не вмонтируешь, а если и  вмонтируешь, то не очень мощный.

В принципе, делегату съезда  партии ничего в карманах иметь и не надо: кормят делегата сытно, поят  обильно. Вечерами – концерты. Всё бесплатно. Всё без денег. Можно с  пустыми карманами ходить. Как при коммунизме.

При входе в зал  каждому делегату – чудесной работы блокнот для записей и авторучку. Где  такую еще найдешь! Ручки дивные – красные и голубые, выбирай любую. И  чернила всех цветов. Где такое увидеть можно, чтобы авторучка зеленым  цветом писала! И перья любой толщины, любой мягкости. И названия  авторучкам разные: «Москва», «Прогресс», «Пятилетка»,  «Индустриализация»; и фирмы-изготовители разные: «Завод имени Сталина»,  «Парижская коммуна», «Ф-ка им. Горького». Радуется делегат: съезд  завершится, а ручка в кармане останется. Всей Сибири на удивление. И  блокнот тоже. И еще делегаты радуются: скоро весь советский народ такими  ручками писать будет – производство уже налажено, только на всех пока  не хватает.

Чудесным авторучкам – сразу применение: все о  делегатах известно, но перед входом в зал заполни, делегат, анкету еще  раз, чтобы мандатная комиссия подвела итоги и объявила в завершение  съезда, сколько среди делегатов мужчин, сколько женщин, сколько рабочих,  сколько крестьян, а сколько прослойки – трудовых интеллигентов. С  гордостью объявит мандатная комиссия съезду, а потом всей стране, всему  миру, сколько в числе делегатов участников Великой Октябрьской  социалистической революции, а сколько – Гражданской войны, сколько  орденоносцев, сколько членов партии с дооктябрьским стажем, сколько – с  послеоктябрьским…

В вестибюле – интересные знакомства, оживленные  беседы. Нашла власть советская чабана за облаками. Чабан в халате. В  таком виде и доставили. Тоже делегат. Никогда в жизни человек со своей  горы не спускался. Никогда облаков снизу не видел, всегда на облака  только сверху взирал. Вот такой и нужен. Нашла его власть наша родная, с  горы спустила. По-русски он не понимает. Это не беда. В нашей  многонациональной родине говори на любом языке. Кому надо, поймут.  Делегат с горы – лучший из лучших, потому ему государственные проблемы  решать. Руку надо поднимать. Вместе со всеми. Обступили чабана командиры  Красной Армии, рассказ на непонятном языке слушают о том, как баранов  выращивать.

В Большом  Кремлёвском дворце песни гремят, туркменский товарищ в бубен бьет,  девки-хлопкоробки в азиатских штанах азиатские же танцы вытанцовывают, в  зале журналисты суетятся, блещут фотовспышки, журчат кинокамеры,  успокаивают, баюкают…

Демократия полнейшая. С перебором. Выборы  нового состава Центрального Комитета совершенно тайные. Каждому делегату  – список кандидатов. Из списка можешь вычеркнуть любого. Мало того –  вместо вычеркнутого можешь вписать любого, кто нравится. Кого хошь. Не  просто можешь, но обязан вписать в список своего избранника. Если  вычеркнешь одну фамилию, а вместо вычеркнутого никого не впишешь, то  бумага эта считается недействительной: а то ведь всех можно  повычеркивать, кто тогда страной будет править? Так что, вычеркивая  одного, вписывай другого.

Молоденький чекист-выдвиженец из  Тайшетлага, представляющий интересы сибирских большевиков, недоверчиво  кабинки для голосования щупает: где фотоаппараты спрятаны? Если каждый  будет вычеркивать кого вздумается и вписывать кого захочет, то куда же  это мы пританцуем? Неужто товарищ Сталин не контролирует процесс  выборов? Неужто не заботится о будущем составе Центрального Комитета?  Неужто вожжи отпустил?

Ощупывает чекист кабинки, мол, добротно  сделано, а сам удивляется: фотоаппаратов действительно нет. Некуда их  всобачить, кабинки – реечки полированные да сатин красный, весь  просвечивается, фотоаппарат вставить не умудришься. С другой стороны,  прикрывает тот сатин зачеркивающего-пишущего…

Так что… Заходи в кабинку и вычеркивай кого хочешь… Вписывай… Чудеса, да и только…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.