Когда не о чем писать

Продажи шли довольно успешно, директор постепенно готовился к пенсии.  Наезжавшие с проверками французы весело проводили время в клубе «Night  Flight» с русскими проститутками. Низший персонал был низведен до  состояния работников потогонных предприятий по пошиву кроссовок в  Индонезии, а топ-менеджмент, частью коего я и имею честь быть, устроил  диктатуру корпоративного рабства, замешенного на жути совковой  министерской эстетики, получал ломовые бонусы, неимоверные  командировочные и воровал, по мере возможностей, бюджеты. В общем,  бизнес был построен как положено.

Наш милый офис находится в одном  из первых бизнес-центров города. В Riverside Towers, этой цитадели  корпоративного ужаса. Само название, по замыслу его создателей, должно,  вероятно, вызывать у работающих в нем ассоциации с этакими ажурными  дворцами на берегу благословенной реки. Но у меня лично с первого дня  работы оно вызывает ассоциации с жуткими готическими замками или юдолями  зла из романов-фэнтези. Ранним зимним утром, когда на улице еще не  слишком светло, кирпичные башни загораются восковыми глазницами окон,  как ожившая иллюстрация к книгам Толкиена.

В особенности когда ты  стоишь в девять утра на горке, перед въездом на территорию, и видишь,  как стягиваются к башням людские и автомобильные потоки. Люди семенят,  пытаясь не опоздать на работу, многие на ходу лопочут по мобильникам,  постепенно втягивая свои невыспавшиеся мозги в утреннюю суету города.  (Мобильные телефоны выполняют в настоящее время, ко всему прочему, еще и  функцию дополнительного будильника. Если первый будит тебя на работу,  то второй сообщает тебе, что она уже началась.) Иногда мое воображение  дорисовывает чуть сгорбленным фигуркам тюки на спинах, превращая их в  крепостных рабов, ежедневно несущих своим хозяевам оброки в виде  собственного здоровья, чувств и эмоций. Самое глупое и самое ужасное в  этом то, что все это они делают по своей собственной воле, в отсутствие  каких-либо кабальных крепостных грамот.

Ближе к  десяти утра на стоянку медленно въезжают солидные представительские  автомобили производства западногерманских концернов. Из них вылезают  БОССЫ, вальяжно проходят в офисы, на ходу молниями из глаз испепеляя  опоздавших или курящих на улице сотрудников. В Riverside Mordors начинается новый день…

Да,  кстати, курить в офисах, на этажах и на улице близко от входов —  запрещается. Во-первых, курящие сотрудники меньше работают (уменьшается  ли при этом производительность труда, не уточняется). Во-вторых —  курение является источником многочисленных болезней (и как следствие,  многочисленных оплачиваемых больничных листов), таких как: бронхит,  легочные заболевания и т.д. Курящий человек может умереть и лежать в  гробу на собственных похоронах с ужасным серовато-зеленым цветом лица (в  противоположность скоропостижно скончавшемуся от переработок  розовощекому некурящему коллеге), чем нарушит Инструкцию номер 234 «О  внешнем виде сотрудника Компании, находящегося на корпоративных  событиях, мероприятиях или в иных Общественных Местах, где он может быть  напрямую ассоциирован с Компанией».

Напротив, топ-менеджерам, к  числу коих я, по недоразумению, принадлежу, в виде поблажки негласно  разрешается курить в собственных кабинетах. Этим, наверное, Компания  подчеркивает, что ей все равно, от чего и с каким цветом лица вы  сдохнете. В вас вбухано столько корпоративных денег, что руководство  Компании не то что не заявится к вам на похороны, а трижды перекрестится  по поводу вашей кончины. Такова жизнь. Большую ее часть ты карабкаешься  в стремлении занять место под солнцем, а когда достигаешь желаемого, то  подчас испускаешь дух, так и не успев насладиться его первыми лучами.

Я,  как поднаторевший в корпоративном этикете бульдог, заблаговременно  позвонил в девять утра собственной секретарше, чтобы она сообщала всем о  моей мифической утренней встрече, съездил домой переодеться и, закапав в  глаза визин, отправился на службу. К офису я подъехал без десяти  одиннадцать.

И вот я выхожу из лифта на восьмом этаже и открываю  дверь офиса, источая из себя флюиды вечных ценностей, таких как:  пунктуальность, служебное рвение, начальственная мудрость и забота об  интересах Компании.

При входе размещается ресепшн. Ажио с тремя  секретаршами. Я здороваюсь, все три одновременно поднимают головы от  книжек формата «покетбук» и говорят мне: «Доброе утро». Мониторы  компьютеров практически загораживают их лица. Разглядеть, кто сидит за  ресепшн-деск, можно только в просветы между мониторами. Таким образом,  создается полнейшая иллюзия того, что наши секретарши сидят в  долговременной огневой точке. Сотрудники неделями безуспешно осаждают  это современное фортификационное сооружение, пытаясь получить нужную  информацию, заказать себе разъездную машину или соединиться по телефону с  топ-менеджментом. Добавим сюда каменные лбы секретарш, их пулеметные  скороговорки, бухающие фугасом хамские выкрики по отношению к  сотрудникам низшего звена, и иллюзия превратится в реальность. Воистину,  не много у нас найдется Матросовых, способных собственной грудью  броситься на амбразуру секретариата с гранатой в руках, чтобы оградить  весь офис от их хамства, нежелания работать и проблем, вызванных их  полнейшей профессиональной непригодностью.

Казалось бы, что легче  их уволить и найти новых? Вежливых, предупредительных и работящих. Но  во-первых, они ловко научились беременеть, чувствуя надвигающуюся грозу  (увольнение). Во-вторых, на вакантные места выбывших в декретный отпуск  они тотчас же приводят своих подруг, таких же твердолобых ослиц,  создавая у руководства полную уверенность в том, что секретарша — это не  должность, а особая человеческая порода, с детства обученная тупить,  филонить и хамить окружающим. Так и живет наш секретариат годами.  Половина перманентно в декрете, вторая половина (временно заменяющая  первую) на испытательном сроке (видимо, бессрочном), защищенные КЗОТом,  как ДЗОТом. Железобетонно.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.